Нажмите здесь для загрузки
Для добавления необходима авторизация!

После анонсирования игры Survarium, и фактическом закрытии проекта: S.T.A.L.K.E.R. 2, я:
[Результаты · Архив опросов]
Всего ответов: 3145

Stalker Neo
Сайт об играх серии S.T.A.L.K.E.R.

Информационный портал серии игр S.T.A.L.K.E.R., а так же о г.Припять и г.Чернобыль.
Sigerous.ru развлекательный портал по игре Cталкер
Все для Сталкера

Stalkermod.ru
Станция Тематической Адаптации Выжившего. Survarium.
S.T.A.L.K.E.R. LAST EMISSION

Конфликт на острове Даманский

По мнению многих исследователей, конфликт на острове Даманский был предопределен несо­вершенством пограничных договоров, заключенных Россией и Цинской импери­ей во второй половине XIX века. В качестве примера такого несовершенства обычно упоминается факт отсутствия у договари­вающихся сторон подробной карты района демаркации.
По некоторым данным, остров Даманский образовался на реке Уссу­ри только в 1915 году, до этого он представлял собой выступаю­щую часть китайского берега. Речная вода размыла перемычку, и после этого на картах появился новый остров.
В конце 60-х годов Даманский располагался в Пожарском районе Приморского края, граничащим с китайской провинцией Хэйлунцзян. От советского берега до острова было около 500 м, от китайского — порядка 300 м. С юга на север Даманский вытя­нут на 1500-1800 м, а его ширина достигает 600-700 м. Цифры эти достаточно приблизительны, поскольку размеры острова сильно зависят от времени года. Например, весной Даманский заливают воды Уссури и он почти скрывается из виду, а зимой остров воз­вышается на ледяной глади Уссури.
Прохождение российско-китайской границы устанавливалось многочисленными правовыми актами — Нерчинским договором 1689 года, Буринским и Кяхтинским трактатами 1727 года, Айгунским договором 1858 года, Пекинским трактатом 1860 года, Дого­ворным актом 1911 года.
По международному праву речная граница между двумя го­сударствами условно проходит по фарватеру, а значит, левый берег — китайский, а правый — российский. Соответственно, острова от фарватера до левого берега — китайские, а от фарватера до правого — российские. Если следовать логике международ­ного права, то Даманский действительно находится на китайской стороне.
Однако пользуясь слабостью дореволюционного Китая, цар­ское правительство России сумело провести границу на реке Уссури совершенно иначе — по урезу воды вдоль китайского берега. Таким образом, вся река и находившиеся на ней острова оказались российскими. Эта очевидная несправедливость сохра­нялась после Октябрьской революции 1917 года. С другой стороны, международные договора не имеют обратной силы. И с этой точки зрения, если китайская сторона однажды согласилась на определенный способ демаркации государственной границы, пусть даже и не совсем справедливый, она не имела права пытаться сместить границу в одностороннем порядке.

ОБСТАНОВКА НА СОВЕТСКО-КИТАЙСКОЙ ГРАНИЦЕ В 60-Е ГОДЫ
Китайская народная республика была провозглашена 1-го октября 1949 года в результате разгрома Японии Советс­ким Союзом и победы национально-освободительных сил Китая под руководством КПК» при активной и всесторонней помощи СССР.
С этого времени взаимоотношения двух великих держав про­шли в своем развитии от дружбы и всесторонней взаимопомощи до прямой военной конфронтации. Пиком обострения взаимоотношений между СССР и Китаем стали 60-70-е годы.
До 1956-1958 годов между СССР и КНР царила атмосфера всестороннего сотрудничества при активной роли в фор­мировании политики, экономики, науки, культуры и вооруженных сил — СССР. Но после разоблачения на XX Съезде КПСС культа личности Сталина руководство КПК взяло курс на постепенный отход от мир­ных принципов взаимоотношений с СССР и странами социализма, на выдвижение необоснованных территориальных претензий к соседним странам, вплоть до разрешения их военным путем, Неоднократно развязы­вались военные конфликты на границах с Вьетнамом, Непалом, Индией и другими странами.
Во внутренней жизни страны китайское руководство начало проводить политику «Большого скачка», то есть в краткие сроки максимальным напряжением производительных сил и имеющихся резервов в экономике выйти на рубежи развитых (для того времени) капиталистических и социалисти­ческих государств.
Волюнтаристские решения руководства КПК по созданию сельскохозяйственных коммун, «малой металлургии», других авантюристических мероприятий привело к резкому ухудшению жизни многонационального, почти миллиардного (в то время) населения Китая.
К началу 60-х годов произошло перемещение граждан китай­ской национальности с Советского Дальнего Востока в Китай, укрепление китайских общин в странах Юго-Восточной Азии, Юж­ной Америки,
Курс руководства КПК на обособленное, исключительное по­ложение Китая в мире, отход от принципов мирного сотрудничес­тва с СССР и странами социалистического мира вело и к посте­пенному ухудшению обстановки на границе с СССР нагнетанию напряженности, усилению охраны границы со стороны Китая, активизации необоснованных территориальных притязаний к СССР и соседним странам.
В 1964 году на встрече с японской делегацией Мао Цзздун за­явил: «Мест, оккупированных Советским Союзом, слишком много. Советский Союз занимает площадь 22 млн. кв. км, а его население всего 200 млн. человек». Практически сразу китайское руководс­тво предъявило свои права на 1,5 млн. кв. км территории (22 спорных участка, из них 16 — в западной и 6 — в восточной части советско-китайской границы). Правительство Китая заявило, что ряд территорий в районах Приморья, Тувы, Монголии, Казахстана, республик Сред­ней Азии отошли к России в результате навязанных Китаю нерав­ноправных договоров.
25 февраля 1964 года в Пекине начались консультации об уточнении советско-китайской границы. Советскую делегацию возглавлял полномочный представитель в ранге заместителя ми­нистра П.И. Зырянов (начальник Главного управления погранич­ных войск КГБ при СМ СССР), китайскую — заместитель министра иностранных дел КНР Цзэн Юн-цюань.
В ходе шестимесячной работы граница была уточнена. Воз­никшие вопросы по принадлежности ряда островов на реке Аргунь было решено вывести «за скобки», чтобы рассмотреть этот вопрос отдельно. Однако против этого выступил Н.С. Хрущев, за­явив: «Или все, или ничего».
В 1963-1964 годах в развитии обстановки на границе появился новый элемент — массовые переходы границы гражданами КНР в СССР в поисках лучших условий жизни,
Доведенные до отчаяния голодом и нищетой тысячи жителей приграничных районов Китая запрашивали разрешения у властей на переселение в СССР, где им на территории Казахстана выде­лялись земли и средства для строительства поселков. В эти годы пограничниками через государственную границу было пропуще­но: в Казахстан — 60 тысяч человек, в Забайкалье — 20 тысяч человек.
В 1965 году руководство КНР развернуло в стране так назы­ваемую «культурную революцию», в ходе которой СССР был объ­явлен «Врагом №1» КНР. Психоз во взаимоотношениях на грани­це со стороны китайцев достиг своих пределов, военная угроза СССР со стороны Китая стала реальной. Китай объявил о том, что СССР свое 50-летие (1967 год) будет встречать в окопах.
В политическом плане Китай выдвинул территориальные претензии к СССР на территории до Байкала и часть территории Казахстана. На границе, на разных участках китайцы начали за­хватывать отдельные спорные участки, переносить пограничные знаки, осуществлять перепас скота, распахивать поля, осваивать наши острова на пограничных участках рек, в одностороннем порядке переносить створные знаки, изменяя фарватер в своих интересах. Для реализации этих целей в 1965-1969 годах они на­чали осуществлять провокационные действия, заключавшиеся во вторжении на советскую территорию крупных невооруженных групп граждан и военнослужащих с целью захвата спорных учас­тков островов и провоцирования советских пограничников на раз­вязывание вооруженных конфликтов на границе.
В этих условиях пограничники вынужде­ны были разрабатывать и применять способы защиты государственной границы, исключающие применение оружия против невооруженной толпы китайцев.
Такими способами и методами действий стали:
сдерживание хулиганствующих китай­цев на спорных участках государственной границы;
расчленение особо крупных групп ки­тайцев;
вытеснение их на свою территорию действиями резервных подразделений пограничных отрядов (в то время — школы сержантского состава);
обеспечение работ советских граждан на оспариваемых китайцами участках и ос­тровах.
Для сдерживания групп китайцев созда­вались группы из физически сильных и подготовленных пограничников, которые с ору­жием в положении «За спину», подсумок с боеприпасами впереди, становились в цепь на пути китайских провокаторов спиной к ним, выдерживая оскор­бления, удары, нападения и не отвечая открытыми действиями на них. Такое противостояние длилось в течение длительного вре­мени (от нескольких часов до нескольких суток) со сменой сдер­живающих групп для приема пищи, отдыха и обогрева на месте.

Выдворение (вытеснение) китайцев на свою территорию осу­ществлялось резервом погранотрядов (как правило, курсантами ШСС) без применения оружия, не допуская открытых ответных действий на провокации китайцев,
Активно привлекались к выдворению китайцев жители пригра­ничных сел Дальнего Востока. Они обеспечивали действия погра­ничников всем необходимым, а в тяжелых случаях становились в цепь с пограничниками и вытесняли провокаторов за пределы советской территории.
Однако вторжения становились все более дерзкими и массовыми, и простой физической силы против них уже было недостаточно. В этой ситуации пограничники вынуждены были обзаводиться самодельным холодным оружием: дубинками и рогатинами. При нарушении госграницы каждый пограничник брал дубинку в дополнение к штатному оружию. Рогатины служили групповым оружием, они выставлялись перед строем для оттеснения толп китайцев. Китайцы тоже вооружались кольями, которые иногда для большей «эффективности» утыкивались гвоздями.
Кроме этого для выдворения китайцев широко применялись средства пропаганды, боевая техника и инженерные средства. Эффективным средством являлись пожарные машины и огнетушители. В одном из случаев, струи пены, пущенные из бойниц бронетранспортера, вызвали панику и рассеяли крупную толпу китайских нарушителей.
Китайцы, развязывая провокацию, пытались фотодокументировать ответные действия советских пограничников, с целью сформировать у населения Китая и мировой общественности образ «советского врага», которого необходимо уничтожить.
В связи с этим Центральный Комитет КПСС и Совет Минист­ров СССР приняли несколько постановлений. Среди них «Об уси­лении охраны границы на участках Восточного, Дальневосточного и Тихоокеанского округов». В 1966 году было принято Постанов­ление «Об усилении охраны Государственной границы с Китаем». Постановления по пограничным вопросам трижды принимались в 1967 и 1969 годах. Они были направлены на укрепление охраны государственной границы с КНР. Постановления в качестве при­оритетной для пограничных войск СССР ставили задачу не только охраны, но и вооруженной защиты границы с Китаем, а также ре­шительное пресечение любых военно-политических провокаций со стороны Китая на всем протяжении государственной границы на участках Восточного, Забайкальского, Тихоокеанского и Дальневосточного пограничных округов.
В эти годы заметно увеличилась численность пограничных войск на границе с Китаем. Сформирован Забайкальский погра­ничный округ, семь новых пограничных отрядов (в т.ч. Шимановск, Райчихинск. Биробиджан, Кокуй и другие), три дивизиона сторо­жевых кораблей и катеров, выставлены десятки новых погранич­ных застав и маневренных групп. С западных участков границы снимались пограничные заставы и в полном составе передислоцировались на Дальний Восток, одновременно усиливалась группировка Советских войск в Казахстане и на Дальнем Востоке, отрабатывались вопросы поддержки пограничных войск и при­крытия государственной границы. В короткий срок были развер­нуты армии, корпуса, дивизии Советской Армии на направлениях реальной военной угрозы со стороны Китая.

В начале 1968 года советские пограничники столкнулись уже не с мирными жителями, а военнослужащими НОАК. Впервые крупное вторжение китайских военных (группа более 1500 че­ловек) было предпринято на участке Бикинского пограничного отряда в феврале. Развернулось настоящее побоище с применением холодного оружия. Советские пограничники дрались ремнями, намотанными на руку и своим стрелковым оружием, да так, что около полустони автоматов и пулеметов пришло в негодность! Противостояние продолжалось трое суток. и за­кончилось в пользу пограничников — китайцы были выдворены. Его исход решил командир 2-й заставы «Кулебякины сопки» лейтенант Бубенин (кстати, впоследствии генерал-майор и создатель легендарной группы «Альфа»), направивший свой БТР на толпу китайцев. Те в ужасе начали разбегаться… В этой операции участвовали 400 пограничников, резервы двух погранотрядов, округа, добровольные народные дружинники, а также личный состав отдельного инженерно-саперного батальо­на ДВО.
За самоотверженные действия в феврале 1968 года около 40 офицеров, сержантов и рядовых были награждены медалью «За отличие в охране государственной границы СССР».
Февральские события 1968 года на реке Уссури показали, что руководство Китая настойчиво искало выход из трудностей внут­реннего характера, стремилось отвлечь от них народные мас­сы. Все чаще в Китае слышались территориальные притязания, стремления отторгнуть часть нашей территории в свою пользу, Особенно резко обострилась обстановка на Дальневосточном на­правлении, на участке Миланского пограничного отряда.
За период до марта 1969 года китайской сторо­ной было спровоцировано шесть стычек с советскими погранич­никами. Наиболее ожесточенная схватка произошла 23 января 1969 года, в результате которой советские пограничники отбили у своих китайских «коллег» несколько карабинов. При последую­щем осмотре оружия выяснилось, что патроны уже находились в патронниках, то есть были готовы к немедленному применению. Таким образом, любой случайный выстрел уже тогда мог привес­ти к вооруженному конфликту.
Однако события марта оказались все-таки для советского ко­мандования неожиданностью.

ПЕРВЫЙ БОЙ НА ОСТРОВЕ ДАМАНСКИЙ
К марту 1969 г. командование Военного округа провинции Хэйлунцзян предложило план боевых действий в районе острова Даманский под кодовым названием «Возмездие». Предполагалось организовать нападение на советских пограничников силами стрелкового батальона пятиротного состава, при поддержке пулеметов и артиллерии. Данное предложение было одобре­но Генеральным Штабом, МИД Китая, ЦК КПК и лично Моа Цзэдуном.
Между тем советское командование не приняло достаточных мер по подготовке к отражению китайской агрессии. На заставах, прикрывавших спорный участок границы, имелся большой некомплект личного состава.
В ночь на 2 марта 1969 года, используя благоприятствующую скрытному передвижению погоду (дул ветер, мела поземка, ухуд­шая видимость), около 300 китайских военнослужащих вышли на остров Даманский и организовали засаду. Окопов не отрывали, а просто легли в снег, подложив циновки.
Экипировка китайских солдат вполне соответствовала погод­ным условиям и представляла из себя следующее:
Шапка-ушанка, отличающаяся от аналогичной советской ушанки наличием двух клапанов слева и справа — чтобы лучше улавливать звуки. Шапку украшала красная металлическая звез­да (немного крупнее и острее советской).
Ватник и такие же ватные штаны. Утепленная обувь на шну­ровке, нечто среднее между ботинками и кедами. Далее хлоп­чатобумажная форма защитного цвета и теплое белье, толстые носки. Имелись также рукавицы армейского образца: большой и указательный палец отдельно, остальные пальцы вместе.
Китайцы были вооружены автоматами АК-47, а также караби­нами СКС. У командиров — пистолеты ТТ. Все оружие китайское, изготовленное по советским образцам. Магазины с патронами хранили в нагрудных патронташах — по три справа и слева.
Китайские солдаты были в белых маскировочных халатах, та­кой же маскировочной тканью они обернули свое оружие. Шомполы залили парафином, между штыками и деревянными частями карабинов положили плотную бумагу — чтобы не гремели.
И еще одна деталь: в карманах китайцев не было никаких до­кументов или личных вещей. Зато у каждого — цитатник Мао.
Нарушители тогдашней границы протянули на китайский бе­рег телефонную связь и лежали в снегу до утра, согреваясь «хан­жой» (рисовой водкой).
До сих пор точно неизвестно, в котором часу китайцы вышли на остров. Но поскольку температура воздуха в ту ночь опуска­лась до -15 градусов (а может, и еще ниже), то можно предполо­жить, что нарушение границы произошло где-то от 3.00 до 5.00 утра.
Для огневой поддержки заняли огневые позиции подразделе­ния минометов, безоткатных орудий и крупнокалиберных пуле­метов на китайской стороне. Здесь же дожидалась своего часа пехота общей численностью в 200-300 человек.
Китайское командование также учло, что в субботу и воскре­сенье пограничная авиация не летает.
Утром 2 марта на лыжах вблизи острова прошел пограничный наряд заставы «Нижне-Михайловка», но китайцы его не тронули, так как готовили крупный инцидент. Тем не менее с поста наблюдения заставы сообщили, что с поста «Гунсы» по направлению к острову демонстративно движется группа вооруженных военнослу­жащих из 30 человек двумя группами, нару­шив государственную границу.

Изучив обстановку, начальник заставы «Нижне-Михайловка» — старший лейте­нант Стрельников И.И. — поднял заставу «В ружье!». О создавшейся обстановке было сообщено командирам соседних застав, Бубенину и Шорохову. К месту нарушения государственной границы с заставы «Нижнее-Михайловка» выдвинулись пограничники:
1. Тревожная группа на БТР во главе со старшим лейтенантом Стрельниковым И.И., на автомобиле ГАЗ-69 — оперуполномоченный особого отдела 57-го погранотряда старший лейте­нант Буйневич Н.Н.
2. Группа блокирования младшего сер­жанта Бабанского Ю.В. на автомобиле техпомощи из отряда —11 чел.
3. Группа прикрытия во главе с сер­жантом Рабович со 2-й группой (13 чел.) на расстоянии, прикрывая действия. Фотодо­кументирование осуществлял рядовой Пет­ров из состава тревожной группы. Он успел сделать несколько снимков до того, как китайцы открыли огонь.
Тревожная группа сблизилась с китайцами и приказала покинуть советскую территорию. Завязалась словесная перепалка. В это время один из китайцев резко поднял руку. Передняя шеренга расступилась, в то время как задняя открыла огонь по пограничникам всего с 1-2 м. В считанные секунды вся группа Стрельникова – 7 человек –была перебита.
Группа Рабовича, следуя вдоль берега, вышла за земляной вал и попала в засаду. Огонь велся из автоматов, пулеметов и гранатометов. Группа находилась на открытой местности, и сразу же потеряла несколько человек убитыми. Остальные открыли ответный огонь, но вскоре тоже были уничтожены. Из 13 пограничников выжил только Г. Серебров. Его тоже добивали но, приняв за мертвого, оставили. Сереброва вынесли моряки-пограничники из бригады сторожевых катеров.
Позже он вспоминал: «Наша цепочка растянулась по берегу острова. Впереди бежал Паша Акулов, за ним Коля Колодкин, потом остальные. Передо мной бежал Егупов, а потом Шушарин. Мы гнались за китайцами, которые уходили вдоль вала в сторону кустарника. Там была за­сада. Едва выскочили на вал, как внизу увидели трех китайских солдат в маскхалатах. Они лежали в трех метрах от вала. В это время раздались выстрелы по группе Стрельникова. Мы открыли огонь в ответ. Несколько китайцев, находившихся в засаде, было убито. Стрелял длинными очередями».
Одновременно с острова и с китайского берега был открыт орудийно-минометный огонь по группе прикрытия. Китайские во­еннослужащие перешли в наступление, забрасывая гранатами, добивая раненых на месте штыками.

В 11.15 одновременно с гибелью группы сержанта Рабовича подошла группа Ю.В. Бабанского (11 чел.), которая с ходу вступи­ла в бой. Однако и эта группа была бы вскоре уничтожена, если бы не подошло подкрепление.
Начальник пограничной заставы «Сопка Кулебякина» старший лейтенант В.Д. Бубенин поднял заставу «В ружье!», с 22 пограничниками на БТР (несколько человек на броне) двинулся к острову Даманский. В это время большая группа китайцев спрыгнув с берега, направилась в сторону острова. Контратака пограничников Бубенина при поддержке БТР застала их на льду. Из крупнокалиберного пулемета вел огонь старший лейтенант Бубенин В.Д., остальные воины били через бойницы. Китайцы остановились, многие побежали назад. С берега по ним открыли огонь свои же, пытаясь вернуть убегающих в бой. На полном ходу БТР вошел в самую гущу отступавших китайцев, некоторые из которых нашли свою смерть под колесами. Китайцы десятками тащили раненых на свой берег.
На острове основная группа закрепилась и выдержала одну за другой четы­ре атаки. Здесь выгодную позицию заняли младший сержант Каныгин и рядовой Гзырев (последний, кстати, служил поваром), которые, расположившись справа от ос­новной группы, под прикрытием высокой травы и деревьев вели огонь во фланг китайцам, препятствуя обходу основной группы пограничников, который скоро предприняли нарушители. Позже оказалось, что эти двое военнослужащих уничтожили почти взвод вражеской пехоты.
Пограничники имели при себе небольшой боезапас – всего по два магазина. Выручало то, что и советские и китайские военнослужащие пользовались однотипным оружием. Так, когда у Каныгина и Гзырева закончились патроны, Каныгин подполз к убитым китайцам и забрал у них боезапас. Это позволило пограничникам продолжать бой.
Тем временем БТР Бубенина вышел продолжал вести пулеметный огонь, рассекая китайские цепи. В результате машина попаданий машина начала терять скорость, были разбиты скаты, орудийный снаряд попал в башню. Всех, кто находился в машине, отбросило к противоположной стенке, ос­колками были ранены Величко, В.Д. Бубенин и другие, ПКС был выбит из гнезда. Но несмотря на это, БТР снова начал стрельбу, то уменьшая, то увеличивая скорость уходил от прицельного огня, огибая юж­ную часть острова.
Подъехав к БТРу 2-й погранзаставы, В.Д. Бубенин заменил поврежденную машину на БТР Стрельникова и снова вступил в бой вместе с группой резерва 1-й погранзаставы (13 чел.). БТР ворвался на позиции китайцев, расстреляв в упор командный пункт.
Кончились боеприпасы, повернули к берегу, чтобы в укрытии перезарядить пулемет, но задержались. На льду, отойдя 30-40 м от острова, находились два человека. Бубенин прикрыл раненых бортом БТР. В то время, ког­да несколько солдат вылезли, чтобы затащить раненого, в борт машины попала противотанковая граната, и БТР был выведен из строя. Китайцы продолжали атаковать до 13 часов, но в результате были вынуждены отойти.
В этом бою активную помощь пограничникам оказали жители села Нижне-Михайловка: они доставляли боеприпасы, эвакуировали ране­ных.
В бою 2 марта советская сторона потеряла убитыми 31 че­ловека — именно такая цифра была приведена на пресс-конфе­ренции в МИДе СССР 7 марта 1969 года. Позже некоторые источники стали называть цифру 33 (застава «Нижне-Михайловка» — 22 чел., застава «Сопка Кулебякина» — 11 чел., из них 19 раненых были добиты штыками и ножами. Ра­неными —14 чел).
Насчет добивания раненых, начальник медицинской службы отряда майор медицинской службы В. Квитко рассказывал: «Ме­дицинская комиссия, в которую, кроме меня, входили военные врачи старшие лейтенанты медицинской службы Б. Фотавенко и Н. Костюченко, тщательно обследовала всех погибших пограничников на острове Даманский и установила, что 19 ра­неных остались бы живы, потому что в ходе боя получили не­смертельные ранения. Но их потом по-гитлеровски добивали ножами, штыками и прикладами. Об этом неопровержимо сви­детельствуют резаные, колотые, штыковые и огнестрель­ные раны. Стреляли в упор с 1-2 метров. На таком расстоянии были добиты Стрельников и Буйневич.
Китайские потери достоверно неизвестны, поскольку Генштаб НОАК до сих пор выдерживает строгое табу на подобную инфор­мацию. Сами же советские пограничники оценивали общие поте­ри противника в 100-150 солдат и командиров.
В ходе боя один советский пограничник — ефрейтор Павел Акулов — попал в плен. Он находился в группе Рабовича, был тя­жело ранен и захвачен противником. Относительно того, почему именно на него обратили внимание китайцы, существуют две версии.
Первая: при объявлении тревоги Акулов впопыхах натянул офицерский полушубок, и потому китайцы приняли его за офи­цера.
Возможно, так оно и было, хотя непонятно, где ефрейтор мог взять офицерский полушубок. Скорее, верхняя одежда Акулова была просто поновее, чем и привлекла внимание.
Вторая: нарушители границы просто перепутали его со своим погибшим.
Здесь необходимо заметить, что на поле боя был обнаружен труп китайского солдата. Его перенесли на советский берег и при­копали в снегу, поставив приметный знак. Таким образом, если у китайцев был строгий взаимный учет личного состава, то вторая версия может считаться вполне правдоподобной.
О дальнейшей судьбе Акулова практически ничего не извес­тно. В некоторых статьях писалось, что китайцы поместили еф­рейтора в железную клетку и возили по стране, демонстрируя народу в качестве «советского ревизиониста». Потом, якобы, его обезображенное тело маоисты сбросили с вертолета на советскую территорию. На самом деле версия с клеткой ничем не подтверждена, а что касается вертолета, то это чистый вымысел.
На самом же деле тело Акулова было возвращено советской стороне в обмен на останки того самого китайца, обнаруженного на острове. Об­мен произошел на одной из застав Камень-Рыболовского погранотряда в середине апреля 1969-го года, то есть через полтора месяца после боя.
Было составлено медицинское заключение по результатам вскрытия. Один из выводов состоял в том, что ефрейтор был тяжело ранен, и скончался вскоре после пленения. И еще: ки­тайцы кормили пленного, так как в его желудке были обнаружены гаолян и чумиза.

ВТОРОЙ БОЙ В РАЙОНЕ ДАМАНСКОГО
Получив столь сильный отпор, когда целый армейский батальон с артиллерий был разбит всего двумя советскими погранзаставами, китайцам следовало бы отказаться от попыток силового решения конфликта за остров Даманский. Однако они решили повторить попытку – на этот раз существенно большими силами. При этом, видимо, не приняв во внимание, что на каждое действие найдется противодействие, а Вооруженные силы СССР образца 1960-х гг. были не по зубам куда более продвинутым армиям, чем китайская.
15 марта, через 13 дней после первого боя за Даманский, китайские провокаторы вновь попытались захватить остров, сосредоточив для этого до пехотного полка регулярной армии с несколькими артиллерийскими и минометными батареями.
Причем 24-й пехотный полк Народно-освободительной армии Китая, предназначенный для этой цели, был совершенно необычный: в его составе насчитывалось до 5000 солдат и командиров!
С 3 по 14 марта 1969 года охрану острова Даманский осущест­вляла мотоманевренная группа Бикинского пограничного отряда во главе с подполковником Толмачевым, а также мотострелковый батальон с 2 танковыми взводами и батареей 120-мм минометов, переданные в распоряжение начальника Иманского погранотряда. На берегу реки Уссури были сосредоточены резервы погра­ничных отрядов Тихоокеанского пограничного округа на БТР, а также мотострелковый батальон с 2 танковыми взводами и бата­реей 120-мм минометов, переданные в распоряжение начальника Дальнереченского погранотряда.
В тылу, на расстоянии нескольких километров от Даманского, были развернуты части 135-й мотострелковой дивизии Дальневосточно­го военного округа (комдив — генерал Несов): 199-й мотострелковый полк, артиллерийский полк, 152-й отдельный танковый батальон, 131-й отдельный разведывательный батальон и реактивный дивизион БМ-21 "Град". Здесь же расположилась созданная начальником войск Тихоокеанского пограничного округа оперативная группа во главе с заместителем начальника войск округа полковником Г. Сечкиным.
Одновременно с усилением обороны границы были активизированы разведывательные мероприятия. Разведкой были вскрыты крупные приготовления китайцев к боевым действиям: на глубине до 20 км от границы были созданы склады и пункты управления, наращивалась войсковая группировка; всего китайцы сосредоточили в районе Даманского мотопехотную дивизию с танками и артиллерий. В 10-15 км от границы разведка выявила 10 дивизионов китайской крупнокалиберной артиллерии.
12 марта состоялись переговоры представителей командования советских и китайских пограничных войск. Китайцы заявили, что считают Даманский своей территорией, и в случае появления там советских пограничников к ним будет применена военная сила.
14 марта советское командование отдало приказ отвести пограничников с острова. Осров немедленно начали занимать китайские солдаты. В 11.15 14 марта группа китайских военнослужащих выдвинулась на Даманский, но была встречена огнем пулеметов, и вынуждена вернуться на китайский берег. В 17.30 две китайские группы по 10-15 человек заняли позиции на острове и установили 4 пулемета.
Ближе к ночи поступил приказ занять остров. На Даманский выдвинулась мотоманевренная группа 57-го погранотряда из 45 советских пограничников на 4 БТР-60 под командованием подполковника Яншина. На советском берегу был сосредоточен резерв из 80 курсантов школы сержантского состава 69-го пограничного отряда Тихоокеанского пограничного округа на 7 БТРах, с СПГ и станковыми пулеметами. Китайцы покинули остров.
В 9.45 15 марта 1969 г китайцы открыли артиллерийский и ми­нометный огонь по пограничникам и в 10.05 силами до пехотного полка двинулись на остров Даманский. Силы были не равны. Атаковали остров в течение часа. Пограничники, под командованием подполковника Е.И. Яншина, отчаянно отражали атаки противника, несли боль­шие потери. Китайцы вводили в бой все новые и новые силы. Потеряв три БТРа, группа Яншина отступила, но в 14.40, заменив подбитые БТРы и пополнив личный состав, пограничники контратаковали вновь заняли остров.
Подтянув резервы, китайцы сосредоточили на группе массированный артиллерийский, пулеметный и минометный огонь. Китайцы учли опыт 2 марта, когда большие массы их пехоты невозбранно давились БТР-ами, и теперь против каждого советского бронетранспортера было брошено по 10 гранатометчиков. Был подбит один БТР, через несколько минут второй. Пограничники начали отходить. Прикрывая отступление подчиненных огнем из пулемета, остался в подбитом БТР и сгорел старший лейтенант Л. Маньковский. Еще один БТР попал в окружение, но спустя полчаса сумел прорваться к своим.
Когда пришел доклад о двух подбитых БТРах группы Яншина, заместитель начальника штаба Гродековского отряда майор П. Косинов по личной инициативе на одном БТРе двинулся на помощь. Подойдя к подбитым машинам, он прикрыл их экипажи бортом своего БТРа. Экипажи были выведены из-под огня. Однако при отходе его БТР был подбит. Покидая последним горящую машину, майор Косинов был ранен в обе ноги. Его вынесли из боя, но вначале посчитали убитым, и положили в сарай вместе с погибшими. Лишь через некоторое время врач-пограничник определил, что майор жив, и приказал эвакуировать раненого на вертолете в Хабаровск.
Пограничники сражались героически, но они не имели достаточной огневой мощи для ведения общевойскового боя. Самое тяжелое их вооружение составляли пулеметы КПВТ, установленные на бронетранспортерах и станковые гранатометы СПГ-9. Между тем командование остерегалось вводить в бой армейские части, так как боялось вызвать полномасштабный военный конфликт. Однако армейцам было тяжело оставаться в роли пассивных наблюдателей в то время, когда совсем рядом погибали пограничники. По инициативе командиров на местах армейские подразделения все равно начали втягиваться в бой.
В один из моментов боя на южной оконечности острова ки­тайцы сформировали большую группу, с целью удара во фланг нашей ММГ находящейся на острове. В это время к КП подошли девять танков Т-62. Начальник Иманского отряда полковник Д.Б. Леонов, командуя тремя танками, пошел в бой с целью уничтожения этой группы. Однако такое решение принималось наспех, без должной оценки сложившейся ситуации.
Если своим маневром он хотел пресечь намечавшуюся атаку китайцев в направлении южной оконечности острова, то следо­вало ударить из танковых пушек и пулеметов по группирующейся пехоте противника. Этого, однако, сделано не было, хотя в каж­дом танке имелся полный боекомплект.
Если же ставилась задача прервать контакты между китайс­ким берегом и подразделениями НОАК, ведущими бой на остро­ве, то опять же следовало использовать танковое вооружение. Но и этого сделано не было.
Трудно объяснить и возможное намерение Леонова захватить кого-нибудь из китайцев в плен, поскольку такое дело совершает­ся не на танках. Как уже говорилось ранее, кто-то из больших чи­нов по телефону действительно обвинял Леонова в том, что бой идет уже несколько часов, а пограничники до сих пор не сумели взять «языка». Возможно, что полковник Леонов хотел повторить удачный рейд Бубенина, проведенный 2 марта. Но в этот раз китайцы оказались готовы к такому развитию событий.
Практически сразу на расстоянии около 200 м от китайского берега выстрелом из РПГ-2 была подбита головная машина. Существует и другая версия, на которой настаивают китайцы – что танк подорвался на китайской мине. По их словам, наученные горьким опытом событий 2 марта, китайцы позаботились о том, чтобы советская бронетехника не имела более возможности двигаться между островом и китай­ским берегом. С этой целью в ночь с 14 на 15 марта разведвзвод НОАК уложил на лед противотанковые мины, упакованные для маскировки в белые пакеты. Головной Т-62 наехал на мину и по­дорвался. При этом китайские источники подтверждают факт обстрела танков из гранатометов РПГ-2.
Экипаж — кто ранен, кто чудом цел — покинул машину. Сам Леонов получил ранения в мягкие ткани ног. Полковник сумел вы­браться через нижний люк и стал отползать по колее, проложен­ной танком. В этот-то момент его и сразила срикошетившая пуля. Точнее, даже не пуля, а ее оболочка. Танкисты сумели добраться до своего берега, но Леонова с ними не было. На вопрос, почему не вытащили полковника, отве­чали сумбурно и малоубедительно.
Остальные танки во время движения, по команде «все вле­во», должны были повернуть башни в сторону китайского берега и бить по нему что есть силы. Но сработала психология — «по сопредельной стороне стрелять нельзя», и машины повернули назад к нашему берегу и вышли из боя. Двинулись на заставу «Нижне-Михайловка». Этими действиями они создали панику на заставе, так как в результате отсутствия связи они были приняты за китайские танки.
По воспоминаниям старшины заставы №2 В.П. Фатеева, при­бывшие на заставу танки были повреждены: у одного заклинена башня, у другого прожжен ствол, у третьего пробита лобовая бро­ня башни.
Только после того, как был подбит танк Т-62, на котором на­ходился полковник Д.В. Леонов, было получено разрешение от­крыть огонь по китайским позициям.
Начальник оперативной группы полковник Г. Сечкин направил на остров 2 танка для усиления ММГ. Получив подкрепление, пог­раничники еще около 2 часов стойко отражали яростные атаки китайцев, и только когда стали кончаться боеприпасы, пограничники отошли, вынеся всех раненых и убитых товарищей.
Москва по-прежнему не давала приказа о применении армейских частей. В этой ситуации командующий Дальневосточным военным округом генерал-лейтенант О. Лосик самостоятельно принял решение оказать помощь пограничникам силами воинских частей.
По острову было решено нанести удар артиллерией 135-й дивизии. В ее состав входили: 378-й артиллерийский полк (24 гаубицы М-30 калибром 122 мм и 12 гаубиц Д-1 калибром 152 мм), 13-й отдельный реактивный артиллерийский дивизион (12 реактивных установок БМ–21 «Град»), отдельная противотанковая батарея (6 противотанковых пушек Т-12 калибром 100 мм).
Первый и второй дивизион 378-го артполка к 15.00-15.30 уже находились на огневых позициях. Третий дивизион прибыл чуть позже. Оказалось, что намеченная позиция хорошо просматривается китайцами, поэтому решено было выбрать другую позицию. Из-за этого 3-й дивизион начал бой в то время, как 1-й и 2-й уже вели огонь по врагу. Огнем 3-го дивизиона была «накрыта» батарея китайских самоходных орудий ИСУ-122, выдвигавшаяся из леса в направлении острова Даманский. Две самоходки были уничтожены, а две развернулись и скрылись в лесу.

В результате 2-часового обстрела острова китайцы вынуждены были перейти к обороне. В то же время они начали сосредотачивать резервы, чтобы уничтожить советских пограничников на восточном берегу.
В это время наступил решающий этап боя за Даманский. Дивизион «Град», артиллерийский полк и минометный диви­зион осуществили огневой налет на глубину 5-6 км в глубину по китайским позициям, выпустив 1,7 тысяч снарядов. Результаты обстрела были ошеломляющими. Сконцентрировавшаяся для атаки китайская пехота понесла огромные потери.
После этого в атаку пошли мотоманевренная группа пограничников, 4-я и 5-я мотострелковые роты 2-го батальона 199-го полка (командир – подполковник А. Смирнов) при поддержке 5 танков и 12 БТР. МСБ полковника Смирнова получил задачу занять остров. Беря во внимание то, что маневр сил и средств ограничен, а у противника много противотанковых средств, было решено обойти остров с севера, к середине острова, маневрируя боевыми маши­нами на больших скоростях, быстро спешиться и стремительной атакой занять остров. Прорыв был быстрым — в короткий срок достигли вала острова. Наступление подразделений поддержи­валось огнем станковых пулеметов с боевых машин, периодичес­ки менявших позиции.
Каждый шаг продвижения под огнем китайцев давался с боль­шим трудом. Углублялись по всему острову, враг медленно отхо­дил к протоке. Наконец достигли западного берега острова. Неся большие потери, китайцы были вынуждены покинуть Даманский. В этот же день его покинули и наши войска.
В ночь на 16 марта разведывательно-поисковой группой стар­шего лейтенанта Бортковского с поля боя были вынесены все убитые, раненые, в том числе начальник полковник Д.В. Леонов.
Отдельную проблему представлял собой оставшийся на льду подбитый Т-62. Попадание этого новейшего танка в руки китайцев было крайне нежелательным. Однако все попытки эвакуировать или подорвать танк оказались неудачными, так как с китайского берега велся постоянный обстрел. С советской стороны тоже пресекались попытки китайцев подобраться к танку. Тем не менее, они сумели снять с танка секретное устройство стабилизации пушки и приборы ночного видения.
Ввиду того, что подбитый танк было невозможно эвакуировать с поля боя, было принято решение уничтожить его артиллерией. В результате огня из минометов большой мощности (240-мм минометы, каждая мина у которых весит 180 кг) лед треснул и танк частично ушел под воду. После того, как артиллерия была снята с позиций, танк прикрывался тремя крупнокалиберными пулеметами. Несмотря на это, китайцы при участии водолазов все-таки сумели в ночь с 1 на 2 мая вырвать танк из речного ила и утащить его тракторами на свою сторону. С тех пор он занимает место в Военном музее Пекина.

ПОСЛЕ БОЕВ НА ДАМАНСКОМ
После окончания активных боевых действий обе стороны установили громко­говорящие установки и вели пропаганду. С советской стороны обличали маоизм, китайцы же в свою очередь — социал-импе­риализм.
После вооруженных конфликтов Военный Совет ЦК КПК при­нял специальное постановление «Об усилении охраны границы и реформации погранохраны», в соответствии с которым погра­нохрана была выведена, с целью ее усиления, из состава МОБ и введена в состав НОАК.
За мужество и героизм участникам боев на острове Даманском пол­ковнику Д.В. Леонову (посмертно), старшему лейтенанту Стрель­никову И.И. (посмертно), старшему лейтенанту В.Д. Бубенину, старшему сержанту Ю.Л. Бабанскому были присвоены звания Героя Советского Союза. Большая группа пограничников была награждена орденами и медалями. Среди них А. Константинов, В. Каныгин, Е. Яншин — орденом Ленина, П. Ковалев, А. Шамов, В. Захаров — орденом Красного Знамени, Лидия Федоровна — жена И.И. Стрельникова — орденом Красной Звезды.
За все время конфликта со 2 по 22 марта погибли 58 совет­ских военнослужащих — эта цифра считается официальной на данный момент.

Оценивая потери китайской стороны сразу после завершения боя 15 марта, советские пограничники называли цифру 500-600 только убитыми. Но через год эта цифра была существенно уточнена в сторону увеличения. Летом 1970 г через реку Уссури на советскую сторону перебрался китайский перебежчик. На допросе он представился командиром взвода в НОАК. Свой побег китаец объяснил смертью от голода своих отца, матери и жены, а также общим несогласием с политикой Мао Цзэдуна. На вопрос о потерях в прошлогоднем конфликте ответил, что все погибшие на Даманском были похоронены в трех больших курга­нах недалеко от мест боев. Сам перебежчик был на месте захоронения, и хотя точное число лежащих там ему неизвестно, старшие товарищи говорили, что в каждую могилу опустили не­сколько сотен тел.
Таким образом, если слово «несколько» трактовать даже по минимуму как 2, то получается цифра 600. Скорее всего, погиб­ших было существенно больше, ибо похоронив 200 человек в кур­гане, так бы и сказали — двести. А тут — «несколько сотен».
Кстати, сразу после завершения боев японские средства мас­совой информации, ссылаясь на данные своих спецслужб, назы­вали цифру около 3000 убитых. Показательно, что официальные лица КНР не опровергли эти данные, хотя во многих других случа­ях реагировали весьма остро.
Похоже, что число погибших в конфликте на острове Даманском солдат и командиров НОАК явля­ется государственной тайной, тщательно оберегаемой китайской стороной. Ради сохранения этой тайны в уезде Баоцин создано мемориальное кладбище. Там покоится прах 68 китайских военнослужащих, убитых на Даманском (из них пятерым официально было присвоено звание («Герой»). На плитах могил высечены име­на погибших и даты — 2 или 15 марта 1969 года. Сюда возят лю­бопытствующих граждан, а местная туристическая фирма дает самую широкую рекламу.
Совершенно очевидно, что потери китайской стороны были во много раз больше. Возможно, что на самом деле есть еще одно захоронение, о котором говорил пе­ребежчик. Вот туда туристов не возят, поскольку иначе придется говорить о больших потерях, а такая правда китайским властям не нужна даже сегодня. Если эта версия верна, то неизвестное захоронение с большой долей вероятности должно находиться в уезде Хулинь, частью которого является ныне остров Даманский.
Но возможно, что в Баоцине находится все-таки единственное кладбище, однако удостоенными упоминания на могильных пли­тах оказались лишь 68 человек (неизвестно по какому принципу отобранные для этой мистификации). В любом случае точный от­вет на данный вопрос знают только в Генштабе НОАК.
Исходя из опыта боевых действий, в советских пограничных отрядах была усилена разведка, состав ММГ доведен до 350 человек, введена минометная батарея, из армии были переданы танковые ба­тальоны, отлажено взаимодействие.
После конфликта на острове Даманский обста­новка на советско-китайской границе резко обострилась. Китайс­кое руководство изменило тактику действий на границе и перешло к развязыванию вооруженных провокаций против пограничников и советских граждан. В мае 1969 года китайскими военными была организована засада на острове Гольдинский против советских речников. При их высадке на остров Гольдинский, для обслужи­вания створных знаков, речники были обстреляны из засады, а катер забросан гранатами. В результате этой провокации погиб один речник и несколько человек было ранено.
Советские пограничники, учитывая складывающуюся обста­новку, перешли к решительным действиям на границе по ее обо­роне и защите местного населения.
Обслуживание створных знаков стало производиться под прикрытием пограничных катеров, после авиационной и наземной разведки. При обнаружении китайцев на оспариваемых островах и участках территории они вытеснялись за линию государственной границы или уничтожались.
Так, 5 мая 1969 года китайцы силами пехотного батальона за­няли остров Култук (Верхний Амур, с, Калиновка Магдагачинского района Амурской области).
При активной помощи местных органов власти и всего при­граничного населения на участок, где китайцы развязали воору­женную провокацию, была переброшена по железной дороге из Сковородино ММГ, усиленная минометной батареей. За 12 часов пограничники произвели погрузку техники и личного состава на платформу и вагоны, были доставлены на станцию Тында, где, разгрузившись с эшелона, совершили 100-километровый марш по таежным дорогам, и заняли опорный пункт напротив о. Култук.
Китайцам через громкоговорящую установку был предъявлен ультиматум об освобождении занятого острова. После того как они отказались выполнить требования советских пограничников, с нашего берега был открыт ружейно-пулеметный и минометный огонь, в результате которого часть китайцев была уничтожена, но с острова они не ушли. После очередных ультиматумов вновь от­крывался огонь по острову. Ночью китайцы выносили убитых и раненых, а к рассвету вновь занимали остров. Такое противосто­яние продолжалось до сентября 1969 года, когда было принято соглашение огня на границе не открывать. Наши пограничники потерь не имели.
Таким образом, в 1969 году на советско-китайском участке государственной границы сложилось такое положение, которое можно охарактеризовать как «ни войны, ни мира». В сентябре 1969 года в ходе встречи в аэропорту города Пекин между Пред­седателем СМ СССР Косыгиным и Председателем Госсовета КНР Чжоу Эн Лаем были достигнуты соглашения о прекращении огня на границе и разграничении (предварительном) на реках Амур и Уссури по середине главного фарватера. Исходя из этого согла­шения была определена линия поведения пограничников на со­ветско-китайской границе, которая на долгие годы стала основой охраны этого участка государственной границы.
Тем не менее, провокации не прекращались. Так в 1970-1972 гг. только на участке Дальневосточного пограничного округа было за­фиксировано 776 провокаций, в 1977 г. — 799, а в 1979 г — более 1000. Всего же в 1975-1980 гг. с китайской стороны было совершено 6894 нарушения режима границы. В 1979 г китайцы освоили 130 из 300 островов рек Амур и Уссури, в том числе 52 из 134, где им совет­ской стороной не разрешалась хозяйственная деятельность.
Только в соответствии с Соглашением между правительством СССР и правительством КНР «О государственной границе на ее Восточной части» от 16 мая 1991 года в результате демаркации остров Даманский и другие спорные острова, расположенные за серединой фарватера, отошли к Китаю, что позволило нормали­зовать обстановку на границе.
Конечно, в отношениях России и Китая за последнее десяти­летие произошли кардинальные изменения. Однако прежнее до­верие друг к другу, столь характерное для 50-х годов ушедшего века, полностью утрачено. «Великая Дружба», в которую верили русские и китайцы, погибла 2 марта 1969 года на маленьком за­снеженном острове посреди замерзшей реки.
(По статье М. Жирохова)
Категория: История военных конфликтов | Добавил: Ruslana
Дата добавления: 21.06.2013 | Просмотры: 1372

Всего комментариев: 0


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Сталкер в мире танков! Сталкер в мире Танков!

Приветствую, гость!
Вход на сайт
Логин:

Пароль:

Забыл пароль
Регистрация

Онлайн:
Онлайн всего: 62
Гостей: 56
Пользователей: 6

ilya, Kolobok, абабагаламага, ппш-41, Шкипер, DoloresKleyborn
Зарег. на сайте:
Всего: 7563
Новых за месяц: 95
Новых за неделю: 18
Новых вчера: 2
Новых сегодня: 4
Из них:
Новичков: 7361
Друзей: 65
Модераторов: 12
Администраторов: 6
Тех. админов: 1

Группировки:
Сталкеры: 53
Чистое Небо: 7
Военные: 4
Торговцы: 2
Монолит: 5
Альянс: 24
Долг: 4
Свобода: 19

Из них:
Парней: 7409
Девушек: 153